нейротропное средство, обладающее антиоксидантной, противогипоксической, нейропротекторной, антиамнестической и противоукачивающей активностью и способностью улучшать когнитивные функции

Классы МПК:C07D213/65 в положении 3 или 5
A61K31/44  не конденсированные пиридины; их гидрированные производные их
A61P39/06 поглотители свободных радикалов или антиоксиданты
Автор(ы):, , ,
Патентообладатель(и):Яснецов Виктор Владимирович (RU),
Скачилова Софья Яковлевна (RU),
Воронина Татьяна Александровна (RU),
Яснецов Владимир Викторович (RU)
Приоритеты:
подача заявки:
2008-11-25
публикация патента:

Изобретение описывает применение 2-этил-6-метил-3-оксипиридиния Н-ацетил-L-глутамината в качестве нейротропного средства с антиоксидантной, противогипоксической, нейропротекторной, антиамнестической и противоукачивающей активностью и способностью улучшать когнитивные функции. Технический результат: получена и соль 2-этил-6-метил-3-оксипиридиния, которая может найти свое применение в лечении острых и хронических нарушений мозгового кровообращения, в том числе ишемического и геморрагического инсульта и других заболеваний, сопровождающихся снижением когнитивных функций и нейродегенерацией. 17 табл.

Изобретение относится к медицине, а именно к созданию нейротропного средства, обладающего антиоксидантной, противогипоксической, нейропротекторной, антиамнестической и противоукачивающей активностью и способностью улучшать когнитивные функции, предназначенного, в частности, для лечения острых и хронических нарушений мозгового кровообращения, в том числе ишемического и геморрагического инсульта и других состояний и заболеваний, сопровождающихся снижением когнитивных функций и нейродегенерацией, в том числе при старении.

Одной из актуальных проблем современной медицины является изыскание и разработка новых нейротропных средств, способных эффективно защищать мозг. Актуальность этого определяется, в частности, высокой летальностью при инсульте, а также тем, что применяемые при нем препараты разных фармакологических групп, как правило, не являются средствами патогенетической терапии, малоэффективны и имеют серьезные побочные эффекты [5, 6].

Ближайший аналог заявляемого средства (как по химическому строению, так и по фармакологическим свойствам) - отечественный лекарственный препарат мексидол (этилметилгидроксипиридина сукцинат: 2-этил-6-метил-3-оксипиридина сукцинат), который является производным 3-оксипиридина и обладает нейротропной, нейропротекторной и антиоксидантной активностью, из-за чего его широко используют в неврологии при острой и хронической недостаточности мозгового кровообращения и связанных с ней заболеваниях, в том числе при инсульте и его последствиях [3, 4, 11, 13]. Однако установлено, что в клинике и эксперименте мексидол не всегда эффективен при этой патологии. Например, мексидол давал положительный клинический эффект лишь у 63% больных, который преобладал у пациентов с дисциркуляторной энцефалопатией атеросклеротического генеза [12]. Более того, мексидол обладает недостаточной противогипоксической и ноотропной активностью.

Поэтому необходимо изыскание в ряду производных 3-оксипиридина новых веществ, имеющих широкий спектр фармакологического действия и способных более активно и эффективно, чем мексидол, действовать, в частности, на моделях инсульта в эксперименте.

В связи с изложенным задачей настоящего изобретения является создание нового нейротропного средства, обладающего антиоксидантной, противогипоксической, нейропротекторной, антиамнестической и противоукачивающей активностью и способностью улучшать когнитивные функции.

Поставленная цель достигается применением в качестве нового нейротропного средства 2-этил-6-метил-3-оксипиридиния N-ацетил-L-глутамината (ЭМОП-АГ) в эффективных количествах, имеющего выраженное нейропротекторное действие в сочетании с антиоксидантной, противогипоксической, антиамнестической, противоукачивающей активностью и способностью улучшать когнитивные функции.

Изобретение иллюстрируется следующими ниже примерами. При этом примеры 2-8 иллюстрируют эффективность ЭМОП-АГ в качестве антиоксиданта, противогипоксического, антиамнестического, противоукачивающего и улучшающего когнитивные функции средства в сравнении с ближайшим аналогом мексидолом, а также другими препаратами сравнения.

Пример 1. В трехгорлую колбу, снабженную мешалкой, термометром и холодильником, загружают 30 мл ацетонитрила, затем при перемешивании постепенно добавляют 1,0 г 2-этил-6-метил-3-оксипиридина и 1,38 г кислоты N-ацетил-L-глутаминовой. Реакционную массу нагревают до температуры кипения и выдерживают при перемешивании в течение 1 часа, после чего охлаждают до комнатной температуры, ацетонитрил декантируют, к остатку прибавляют 10 мл диэтилового эфира, тщательно перемешивают и кристаллизуют при температуре 10-15°С.

Получают - 2,1 г белого с кремоватым оттенком кристаллического порошка с Тпл. 95÷97°С, растворимого в воде, в спиртах.

Найдено, %: С 55,19; Н 6,77 N 8,62. C15 H22N2O6

Вычислено, %: С 55,24; Н 6,74; N 8,59

ИК-спектр (нейротропное средство, обладающее антиоксидантной, противогипоксической,   нейропротекторной, антиамнестической и противоукачивающей активностью   и способностью улучшать когнитивные функции, патент № 2394816 , см-1): 3270 (NH), 2600 (N+), 1720 (C=O), 1600 (C=C, аром), 1560 (NHCO)

нейротропное средство, обладающее антиоксидантной, противогипоксической,   нейропротекторной, антиамнестической и противоукачивающей активностью   и способностью улучшать когнитивные функции, патент № 2394816

Пример 2. Антиоксидантная активность 2-этил-6-метил-3-оксипиридиния N-ацетил-L-глутамината (ЭМОП-АГ) в модельной системе многослойных липосом из липопротеинов желтка куриных яиц (табл.1)

Антиоксидантную (антиокислительную) активность ЭМОП-АГ и препаратов сравнения (отечественный препарат мексидол и эталонный антигипоксант амтизол) оценивали хемилюминесцентным методом в модельной системе многослойных липосом из липопротеинов желтка куриных яиц [2]. Регистрировали все стадии железоиндуцированной хемилюминесценции: быструю вспышку, латентный период и медленную вспышку.

В модельной системе многослойных липосом из липопротеинов желтка куриных яиц ЭМОП-АГ тормозил перекисное окисление липидов на всех стадиях железоиндуцированной хемилюминесценции: уменьшал интенсивность быстрой вспышки и скорость медленной вспышки, увеличивал латентный период. При этом по антиоксидантной активности ЭМОП-АГ превосходил мексидол почти в 2 раза, а также эталонный антигипоксант амтизол в 3 раза (табл.1).

При выполнении экспериментальной части работы (опыты на животных - примеры 3-8) в соответствии с Российскими национальными правилами исследований («Правила лабораторной практики в Российской Федерации»; приказ Минздрава России № 267 от 19.06.2003; и др.) и международными требованиями были использованы модели и методы, рекомендованные Фармакологическим комитетом для проведения подобных исследований, утвержденные Министерством здравоохранения и социального развития РФ и соответствующие рекомендациям ВОЗ, касающихся правил надлежащей лабораторной практики (GLP - "Good Laboratory Practice") [10]. Животных получали из Центрального питомника лабораторных животных РАМН («Столбовая», Московская область). Содержание животных соответствовало правилам GLP и осуществлялось в соответствии с нормативным документом «Санитарные правила по устройству, оборудованию и содержанию вивариев», утвержденным Главным государственным санитарным врачом 06.04.1973 г. № 1045-73, и приказом МЗ РФ № 267 от 19.06.2003.

Пример 3. Противогипоксическое действие 2-этил-6-метил-3-оксипиридиния N-ацетил-L-глутамината (ЭМОП-АГ) на различных моделях острой гипоксии у мышей (табл.2-6)

Исследования выполнены на белых нелинейных мышах-самцах массой 20-28 г по методикам, описанным в «Методических рекомендациях по экспериментальному изучению препаратов, предлагаемых для клинического изучения в качестве антигипоксических средств» [7] и «Руководстве по экспериментальному (доклиническому) изучению новых фармакологических веществ» [10].

Острую нормобарическую гипоксическую гипоксию с гиперкапнией воспроизводили путем помещения мышей (поодиночке) в гермокамеру. Острую гипобарическую гипоксию моделировали у мышей в проточно-вытяжной барокамере; животных поднимали со скоростью 50 м/с до "высоты" 11000 м. Острую гемическую гипоксию воспроизводили путем подкожного (п/к) введения мышам метгемоглобинообразователя натрия нитрита в дозе 300 мг/кг. Острую гистотоксическую гипоксию моделировали путем п/к введения мышам натрия нитропруссида в дозе 20 мг/кг. Регистрировали продолжительность жизни животных. Исследуемые вещества вводили однократно внутрибрюшинно (в/б) за 30 (амтизол) или 60 минут (все остальные вещества) до опыта. Животным контрольных групп вводили в/б 0,9% раствор натрия хлорида (NaCl) в том же объеме.

На модели острой нормобарической гипоксической гипоксии с гиперкапнией (в гермокамере) ЭМОП-АГ в дозах 10 и 30 мг/кг значимо (р<0,05) увеличивал продолжительность жизни мышей на 25% и 30% соответственно, примерно также действовали мексидол (100 мг/кг - на 27%) и эталонный антигипоксант амтизол (30 мг/кг - на 28%) (табл.2).

На модели острой гипобарической гипоксии ЭМОП-АГ в дозах 10 и 30 мг/кг значимо (р<0,05) увеличивал продолжительность жизни мышей на 90% и 121% соответственно, превосходя в дозе 10 мг/кг эталонный антигипоксант амтизол (10 мг/кг, в 1,5 раза, р<0,05), а в дозе 30 мг/кг - мексидол (100 мг/кг, в 2,2 раза, р<0,05) (табл.3).

На модели острой гемической гипоксии ЭМОП-АГ в дозах 10 и 30 мг/кг значимо (р<0,05) увеличивал продолжительность жизни мышей на 26% и 29% соответственно, превосходя в дозе 10 мг/кг эталонный антигипоксант амтизол (10 мг/кг, в 1,2 раза, р<0,05), а в дозе 30 мг/кг - мексидол (100 мг/кг, в 1,2 раза, р<0,05) (табл.4).

На модели острой гистотоксической гипоксии ЭМОП-АГ в дозах 10 и 30 мг/кг значимо (р<0,05) увеличивал продолжительность жизни мышей на 25% и 33% соответственно, превосходя в дозе 10 мг/кг эталонный антигипоксант амтизол (10 мг/кг, в 1,1 раза, р<0,05), а в дозе 30 мг/кг - мексидол (100 мг/кг, в 1,3 раза, р<0,05) (табл.5).

Итак, на разных моделях острой гипоксии ЭМОП-АГ при однократном введении превосходит и/или не уступает эталонному антигипоксанту амтизолу и мексидолу.

Также оценивали противогипоксическое действие ЭМОП-АГ при курсовом введении на модели острой гипобарической гипоксии. Острую гипобарическую гипоксию моделировали у мышей в проточно-вытяжной барокамере; животных поднимали со скоростью 20 м/с до высоты 11000 м. Экспозиция составляла 10 минут, затем в течение 5 минут животных "спускали" до исходных условий. В течение всей экспозиции оценивали состояние и поведение мышей, регистрировали продолжительность жизни животных и количество выживших мышей. ЭМОП-АГ вводили в/б в дозах 5, 10, 20 мг/кг ежедневно в течение 5 суток (сут) в 10 часов утра, последний раз введение осуществляли за 40 минут до опыта. Препарат сравнения мексидол вводили в/б в дозах 150 и 250 мг/кг ежедневно в течение 5 сут в 10 часов утра (последний раз - за 40 минут до опыта). Контрольным животным в течение 5 сут вводили в/б 0,9% раствор NaCl в эквивалентном объеме.

Обнаружено, что ЭМОП-АГ после курсового применения в дозе 10 мг/кг/сут (в течение 5 сут) достоверно (р<0,05) увеличивал продолжительность жизни мышей в условиях острой гипобарической гипоксии в 1,6 раза, а в дозе 20 мг/кг/сут - в 2,3 раза по сравнению с контролем (табл.6). Мексидол оказывал значимое (р<0,05) противогипоксическое действие только в дозе 250 мг/кг, увеличивая продолжительность жизни животных в 1,6 раза. По выраженности действия мексидол в дозе 250 мг/кг/сут уступал ЭМОП-АГ в дозе 20 мг/кг.

После 10-минутного нахождения мышей в барокамере на критической «высоте» 11000 м в контроле погибли все животные (100%). ЭМОП-АГ в дозе 10 мг/кг/сут достоверно (р<0,05) увеличивал количество выживших мышей до 50% по сравнению с контролем, а в дозе 20 мг/кг/сут - до 67% (табл.6). Мексидол в дозе 250 мг/кг/сут также достоверно уменьшал процент гибели животных (до 50%, р<0,05), но по эффекту он уступал ЭМОП-АГ (табл.6).

В условиях острой гипобарической гипоксии у всех контрольных животных наблюдались двигательные нарушения. Так, например, уже на «высоте» 6800 м у мышей появлялся тремор, а в течение времени нахождения на «высоте» 11000 м у контрольных мышей выявлялись четкие эпизоды периодического тремора (средний показатель - 12 эпизодов).

У мышей, получавших ЭМОП-АГ в дозах 5, 10 и 20 мг/кг/сут, тремор появлялся однократно (только при подъеме - на «высоте» 10500 м и не наблюдался на «высоте» 11000 м). Мексидол (250 мг/кг/сут) уменьшал количество эпизодов тремора: на «высоте» 11000 м наблюдалось 4 эпизода. Следовательно, ЭМОП-АГ в отличие от мексидола практически полностью предупреждает возникновение тремора и других двигательных нарушений, возникающих в условиях острой гипобарической гипоксии.

Таким образом, ЭМОП-АГ при курсовом применении в дозах 10 и 20 мг/кг/сут (ежедневно в течение 5 сут) оказывает выраженное противогипоксическое действие при острой гипобарической гипоксии. При этом ЭМОП-АГ существенно увеличивает продолжительность жизни и выживаемость животных, предупреждает возникновение двигательных нарушений, возникающих при подъеме на «высоту», и улучшает общее состояние животных. ЭМОП-АГ значительно превосходит мексидол по противогипоксической активности, давая эффект в значительно (в 25 раз) меньших дозах: одинаковое по выраженности противогипоксическое действие достигается при курсовом введении ЭМОП-АГ в дозе 10 мг/кг/сут, а мексидола - в дозе 250 мг/кг/сут.

Пример 4. Нейропротекторное действие 2-этил-6-метил-3-оксипиридиния N-ацетил-L-глутамината (ЭМОП-АГ) (табл.7-8)

Исследования выполнены на белых нелинейных крысах-самцах массой 220-290 г, содержащихся в виварных условиях, у которых моделировали два вида инсульта - ишемический и геморрагический.

В I серии опытов исследовали нейропротекторное действие ЭМОП-АГ и препаратов сравнения у крыс (массой 220-290 г) с экспериментальной ишемией головного мозга. В качестве препаратов сравнения были выбраны мексидол и семакс, широко используемые сегодня в неврологии при лечении ишемического инсульта, а также эталонный антигипоксант амтизол. Ишемию головного мозга у крыс воспроизводили путем одномоментной перевязки (под эфирным наркозом) обеих общих сонных артерий. У ложнооперированных животных (контрольная группа № 1) операция была ограничена этапом доступа к общим сонным артериям. В контрольной группе № 2 крысы получали только 0,9% раствор NaCl. В подопытных группах животным вводили в/б различные вещества (ЭМОП-АГ и препараты сравнения) в разных дозах 1 раз в сутки (сут) в течение 7 сут; в первые сутки - через 1, 3 и 6 часов (ч) после операции. Животных после операции наблюдали в течение 2 недель с учетом выживаемости крыс. Неврологический дефицит у животных определяли (слепым методом) по шкале McGraw et al. [18] (в баллах) каждый час в течение 24 ч, а затем 1 раз в сутки. Тяжесть состояния определяли по сумме соответствующих баллов. У ложнооперированных животных неврологический дефицит отсутствовал.

Результаты исследования нейропротекторного действия веществ представлены в табл.7. Из нее видно, что у крыс контрольной группы № 2 неврологический дефицит был наиболее выражен (8,8±0,1 балла) через 2 и 3 сут после двусторонней перевязки общих сонных артерий; при этом в контроле погибло 24% (16 крыс из 67) животных.

Было обнаружено, что мексидол оказывает доза-зависимое нейропротекторное действие. Так, например, препарат уменьшал летальность крыс в дозах 30 и 60 мг/кг/сут до 14% и 10% (р>0,05) соответственно, в дозе 90 мг/кг/сут - до 5% (р<0,05), а в дозе 120 мг/кг/сут - даже до 0% (р<0,05). Сходные достоверные изменения происходили под влиянием мексидола и с неврологическим дефицитом.

Семакс оказал наиболее выраженное действие в дозе 0,3 мг/кг/сут: снижал летальность животных до 7% (р<0,05) и уменьшал неврологический дефицит. В более высокой дозе - 0,6 мг/кг/сут - эффект препарата был существенно слабее (летальность составляла 15%; р>0,05).

Амтизол в дозах 10 и 30 мг/кг/сут оказал незначительное благоприятное действие: незначимо (р>0,05) снижал летальность крыс до 22% и 18% соответственно и несколько уменьшал (р<0,05) неврологический дефицит.

Было установлено, что ЭМОП-АГ (в дозах 10 и 30 мг/кг/сут) оказывает выраженное нейропротекторное действие, превосходя по выраженности действия в отношении неврологического дефицита эталонный антигипоксант амтизол (10 и 30 мг/кг/сут), а также другие препараты сравнения (мексидол и семакс) (табл.7). При этом эффект ЭМОП-АГ в дозе 10 мг/кг/сут соответствовал таковому мексидола в дозе 90 мг/кг/сут, а в дозе 30 мг/кг/сут - мексидола в дозе 120 мг/кг/сут. ЭМОП-АГ также превосходил и семакс в дозах 0,3 и 0,6 мг/кг/сут. Уровень летальности при использовании ЭМОП-АГ в дозе 30 мг/кг/сут был достоверно (р<0,05) ниже на 18% по сравнению с амтизолом в аналогичной дозе. Более того, в большинстве сроков наблюдения ЭМОП-АГ по уменьшению неврологического дефицита значимо превосходил мексидол в указанных дозах.

Итак, можно заключить, что наиболее выражено действуют ЭМОП-АГ (30 мг/кг/сут), мексидол (120 мг/кг/сут) и семакс (0,3 мг/кг/сут). При этом ЭМОП-АГ по влиянию на неврологический дефицит значимо превосходит указанные препараты в большинстве случаев наблюдения.

Во II серии опытов у крыс (массой 250-270 г) воспроизводили геморрагический инсульт (ГИ; интрацеребральная посттравматическая гематома). Моделирование локального кровоизлияния в головном мозге - создание ГИ с ишемией мозга (интрацеребральной посттравматической гематомы) проводили по известной методике [17].

Операцию на мозге крыс проводили под наркозом (400 мг/кг хлоралгидрата внутримышечно). У крыс, закрепленных в стереотаксисе, проводили трепанацию черепа, а затем осуществляли деструкцию мозговой ткани в области внутренней капсулы с последующим (через 2-3 минуты) введением в место повреждения крови, взятой из-под языка этого же животного (0,02-0,03 мл). Таким способом достигается локальный аутогеморрагический билатеральный инсульт в области внутренней капсулы (диаметр - 2 мм, глубина - 3 мм) без существенных повреждений вышерасположенных образований мозга, в том числе неокортекса.

Выживших животных с ГИ разделили на 3 группы: 1 - животные с ГИ; 2 - крысы с ГИ, которым вводили ЭМОП-АГ; 3 - животные с ГИ, которым вводили препарат сравнения мексидол. 4-ю группу составили ложнооперированные крысы (их наркотизировали, им проводили трепанацию черепа, но не осуществляли разрушения мозговой ткани), 5-ю группу - интактные животные.

ЭМОП-АГ вводили животным в дозе 20 мг/кг, а мексидол в дозе 150 мг/кг в/б. Схема их введения была следующей: первую инъекцию осуществляли через 2 ч после операции, потом еще 3 раза каждые 4 ч (всего 4 инъекции в первые сутки). Затем ЭМОП-АГ или мексидол вводили ежедневно (в 10 часов утра) однократно в течение 14 сут. Контрольным животным 1-й, 4-й и 5-й групп вводили в/б 0,9% раствор NaCl в эквивалентном объеме по схеме введения препаратов.

Нарушение состояния и поведения крыс в постинсультный период оценивали в течение 14 сут после операции. Для оценки нарушений у крыс с ГИ использовали традиционный комплекс методов. Неврологический дефицит определяли так, как описано выше; также оценивали координацию движений и способность препаратов повышать выживаемость животных.

Среди ложнооперированных крыс ни одна крыса не погибла. В группе контрольных животных с ГИ в течение первых суток погибло 30%, а через 14 сут - 70%.

ЭМОП-АГ (по 20 мг/кг/сут ежедневно в течение 14 сут) предупреждал гибель крыс с ГИ - через 14 сут после операции гибель наблюдалась только у 30% крыс, т.е. в 2,3 раза (р<0,05) меньше по сравнению с нелеченными животными. После курсового введения мексидола в дозе 150 мг/кг/сут гибель наблюдалась также у 30% животных (р<0,05).

При оценке неврологического дефицита у животных через 1 сут после операции было установлено, что у ложнооперированных крыс (без ГИ) легкие неврологические нарушения в виде вялости и замедленности движений наблюдаются у 10-20% животных. Тяжелых неврологических нарушений, проявляющихся в виде манежных движений, парезов/параличей конечностей, у ложнооперированных крыс отмечено не было. У интактных животных неврологических нарушений не выявили.

У контрольных крыс с ГИ через 1 сут после операции у всех (100%) животных были отмечены легкие неврологические нарушения. Тяжелые неврологические нарушения также были выявлены у большого числа животных: манежные движения - у 40%, парезы - у 40%, параличи конечностей - у 30% (р<0,05 по сравнению с ложнооперированными крысами).

ЭМОП-АГ после 4-кратного введения (по 20 мг/кг) при регистрации нарушений через 1 сут после операции на максимуме их выраженности достоверно уменьшал неврологический дефицит. Так, например, после применения ЭМОП-АГ легкие нарушения регистрировали лишь у 50% животных (в контроле у 100%, т.е. в 2 раза чаще, р<0,05). Наряду с этим ЭМОП-АГ значимо (р<0,05) уменьшал число крыс с тяжелыми неврологическими нарушениями: манежными движениями (наблюдали у 0%) и парезом/параличом 1-4 конечностей (у 10-20%).

Мексидол (по 150 мг/кг 4 раза) также значимо (р<0,05) ослаблял легкие неврологические нарушения, в частности вялость и замедленность движений (наблюдали у 60%), а также тяжелые неврологические нарушения в виде манежных движений (у 0%), пареза/паралича конечностей (у 10-20%). Однако по активности мексидол (доза 150 мг/кг) значительно уступает ЭМОП-АГ (доза 20 мг/кг).

Сходным образом в отношении неврологического дефицита действовали оба вещества и в другие сроки наблюдения. Следовательно, ЭМОП-АГ вызывает существенное уменьшение неврологического дефицита у крыс с ГИ в разные сроки наблюдения и по активности значительно превосходит мексидол.

Нарушение координации движений оценивали в тесте вращающегося стержня: крыс помещали на горизонтальный стержень диаметром 4 см, вращающийся со скоростью 3 оборота в минуту; неспособность животных удерживать равновесие на стержне в течение 2 минут рассматривалось как проявление нарушения координации движений [10].

Интактные животные не имели нарушений координации движений, а у ложнооперированных крыс нарушения наблюдали только у 10% (табл.8). У контрольных крыс с ГИ наблюдалось отчетливое нарушение координации движений: на 2-е сутки после операции нарушение координации движений выявили у 64% животных, на 3-й сутки - у 58%, на 7-е - у 50% и на 14-е - у 33% крыс (табл.8).

ЭМОП-АГ (по 20 мг/кг/сут в течение 14 сут) значимо (р:<0,05) восстанавливал нарушенную у крыс в результате ГИ координацию движений на 3-й и 7-е сутки после операции (табл.8). Мексидол (по 150 мг/кг/сут в течение 14 сут) достоверно не изменял этот показатель (табл.8). Следовательно, ЭМОП-АГ в отличие от мексидола обладает способностью восстанавливать нарушенную ГИ координацию движений.

Таким образом, у крыс с ГИ ЭМОП-АГ (по 20 мг/кг/сут в течение 14 сут) вызывает значительное уменьшение неврологического дефицита, улучшает координацию движений и в 2,3 раза уменьшает гибель животных. Препарат сравнения мексидол при аналогичном курсовом применении также уменьшает неврологический дефицит и летальность крыс, но в значительно более высокой дозе - 150 мг/кг/сут. Следовательно, ЭМОП-АГ значительно превосходит мексидол по нейропротекторной активности (по крайней мере в 7,5 раз) на модели ГИ.

Пример 5. Антиамнестическое действие 2-этил-6-метил-3-оксипиридиния N-ацетил-L-глутамината (ЭМОП-АГ) на различных моделях амнезии у мышей и крыс (табл.9-13)

Исследования выполнены на белых нелинейных мышах-самцах массой 20-28 г.Влияние ЭМОП-АГ и препаратов сравнения на процессы обучения и памяти у животных исследовали, используя условную реакцию пассивного избегания (УРПИ) электрокожного раздражения [1]. Выработку УРПИ у мышей производили на основе электрокожного подкрепления по методу Cumin et al. (1982) [16] с учетом рекомендаций Mondadori et al. (1990) [19]. Мышей подвергали воздействию электросудорожного шока (ЭСШ) (50 Гц, 50 мА, 0,3 с, транспиннеально) сразу после обучения УРПИ [10]. У животных контрольной группы вызывали псевдоЭСШ. Для воспроизведения модели скополаминовой амнезии м-холиноблокатор вводили мышам в/б в дозе 1 мг/кг сразу после обучения УРПИ [10]. Острую нормобарическую гипоксическую гипоксию с гиперкапнией воспроизводили путем помещения мышей (поодиночке) в гермокамеру. В качестве комплексного экстремального воздействия использовали плавание мышей в холодной воде (ПМХВ) с одновременным вращением колеса до изнеможения. Исследуемые вещества вводили однократно в/б за 30 (амтизол) или 60 минут (все остальные вещества) до обучения мышей. Животные контрольных групп получали (в/б) в том же объеме 0,9% раствор NaCl. Сохранность УРПИ проверяли через 24 ч после амнезирующего воздействия.

На модели амнезии, вызванной электросудорожным шоком, было обнаружено, что у мышей ЭМОП-АГ (30 мг/кг), препараты сравнения пирацетам (800 мг/кг) и мексидол (100 мг/кг), но не эталонный антигипоксант амтизол, полностью или почти полностью (мексидол, пирацетам) предупреждают развитие амнезии УРПИ (табл.9).

На модели скополаминовой амнезии было обнаружено, что у мышей ЭМОП-АГ (30 мг/кг), препараты сравнения пирацетам (800 мг/кг) и мексидол (100 мг/кг), но не эталонный антигипоксант амтизол, полностью предупреждают развитие амнезии УРПИ (табл.10).

На модели амнезии, вызванной острой нормобарической гипоксической гипоксии с гиперкапнией (в гермокамере), было обнаружено, что у мышей ЭМОП-АГ (30 мг/кг) препараты сравнения оксирацетам (100 мг/кг) и мексидол (100 мг/кг) практически полностью предупреждают развитие амнезии УРПИ (табл.11). Эталонный антигипоксант амтизол (30 мг/кг) был менее эффективным - ослаблял выраженность амнезии в 2 раза (р<0,05).

На модели амнезии, вызванной ПМХВ с одновременным вращением колеса до изнеможения, было обнаружено, что у мышей ЭМОП-АГ (30 мг/кг) препараты сравнения пирацетам (800 мг/кг) и мексидол (100 мг/кг), но не эталонный антигипоксант амтизол полностью предупреждают развитие амнезии УРПИ (табл.12).

Также исследовали антиамнестическую активность ЭМОП-АГ в тесте скополаминовой амнезии у крыс.

Исследование выполнено на белых нелинейных крысах самцах массой 250-270 г с использованием сертифицированной установки "Lafayette Instrument Co" (США). Установка представляет собой темную камеру размером 400×400×400 мм с электродным полом. Темная камера соединена через квадратную гильотинную дверцу размером 60×60 мм с навесной платформой размером 250×70 мм. Навесная платформа освещена лампой 60 Вт, расположенной на высоте 400 мм. Темная камера располагается на лабораторном столе, а платформа висит над полом на высоте 800 мм. Крысу сажали на ярко освещенную платформу хвостом к открытой гильотинной двери, ведущей в темную камеру. Вследствие норкового рефлекса после нахождения входа в темный отсек камеры крыса переходила в темный отсек. Регистрировали латентный период (ЛП) выполнения этого навыка. Затем крысу оставляли на 180 секунд (с) в темной камере с целью ее освоения, и животное почти все время проводило в темной камере. По истечении 180 с осуществляли обучение. С этой целью в момент, когда крыса находилась в темном отделении, отверстие закрывали и наносили животному неизбегаемое электроболевое раздражение через пол (5 ударов, сила обучающего тока 0,45 мА, длительность каждого импульса составляла 1 с, интервал между последовательными импульсами 2 с). После получения болевого раздражения (обучение) крыса выскакивала из темного отсека на освещенную платформу. Следовательно, животное было обучено тому, что в темной камере оно получает болевое раздражение и помнит об этом. Крысу снимали с платформы и помещали в обычную клетку. Тест на воспроизведение обученного проводили через 24 ч после обучения, для чего крысу опять сажали на платформу хвостом к отверстию и регистрировали ЛП захода животного в темное отделение, а также число животных (в течение 180 с), совсем не зашедших в опасный темный отсек и остававшихся на освещенной висячей платформе (крысы, хорошо помнящие ситуацию).

Амнезию вызывали посредством введения м-холиноблокатора скополамина, вызывающего холинергический дефицит. Скополамин (в/б 1,0 мг/кг) вводили за 30 минут до обучения. Исследуемые вещества вводили крысам однократно в/б в объеме 0,2 мл на 100 г массы за 40 минут до обучения. ЭМОП-АГ вводили в дозах 10, 20 и 30 мг/кг, а препарат сравнения мексидол - в дозах 50, 100 и 200 мг/кг.

При помещении на освещенную платформу крысы с коротким ЛП (в среднем по группам от 12 до 17 с) заходили в темную камеру. При воспроизведении рефлекса через 24 ч после обучения крысы без амнезии помнят обученное и при помещении их на освещенную платформу животные остаются там основное время эксперимента (177±13 с) и не заходят в темную опасную камеру, где они накануне получили болевое раздражение (обучение) (табл.13).

Скополамин достоверно укорачивал ЛП захода в темную камеру при воспроизведении (в 2,6 раза, р<0,001) и значимо (р<0,001) уменьшал число животных (с 85% до 20%), совсем не зашедших в темный отсек камеры, т.е. помнящих о нанесенном там накануне аверсивном стимуле (табл.13). Эти показатели характеризуют выраженную амнезию.

ЭМОП-АГ в дозе 10 мг/кг не оказывал достоверного влияния на амнезию, вызванную скополамином (табл.13). ЭМОП-АГ в дозе 20 мг/кг значимо (р<0,05) увеличивал ЛП (в 1,7 раза) захода в темный отсек при воспроизведении и число животных (в 3 раза), не зашедших в темный отсек камеры, т.е. помнящих о нанесенном аверсивном стимуле (табл.13). В дозе 30 мг/кг ЭМОП-АГ оказывал более выраженное антиамнестическое действие: наблюдалось значимое (р<0,05) увеличение ЛП (в 2 раза) захода в темную камеру при воспроизведении и процента животных (в 3,5 раза), не зашедших в темную камеру (табл.13). Эти данные свидетельствуют о выраженном достоверном антиамнестическом эффекте ЭМОП-АГ в дозах 20 и 30 мг/кг.

Мексидол в дозе 50 мг/кг увеличивал ЛП воспроизведения УРПИ в 1,3 раза по сравнению с контролем с амнезией (контроль 2), но недостоверно (табл.13). В дозе 100 мг/кг мексидол достоверно (р<0,05) увеличивал ЛП (в 2,1 раза) захода в темный отсек и число животных (в 3,5 раза), не зашедших в темный отсек камеры, т.е. помнящих о нанесенном аверсивном стимуле (табл.13). В дозе 200 мг/кг мексидол оказывал более выраженное антиамнестическое действие: наблюдалось достоверное (р<0,01) увеличение ЛП (в 2,2 раза) захода в темную камеру при воспроизведении и процента животных (в 4 раза), не зашедших в темную камеру (табл.13). Полученные данные свидетельствуют о выраженном антиамнестическом эффекте мексидола в дозах 100 и 200 мг/кг.

Таким образом, ЭМОП-АГ в дозах 20 и 30 мг/кг оказывает сходное антиамнестическое действие с мексидолом в дозах 100 и 200 мг/кг, что свидетельствует о том, что ЭМОП-АГ по крайней мере в 3 раза превосходит мексидол по активности в тесте скополаминовой амнезии у крыс.

Пример 6. Противоукачивающее действие 2-этил-6-метил-3-оксипиридиния N-ацетил-L-глутамината (ЭМОП-АГ) (табл.14).

Исследования выполнены на крысах-самцах линии Вистар массой 180-200 г.

Моделирование болезни движения (БД) у крыс производили в течение 90 минут на модифицированной установке ПАСА США [15], позволяющей вращать животных в двух перпендикулярных плоскостях с частотой 0,33 Гц. Выраженность БД у крыс оценивали по количеству потребляемой ими пищи за 2 ч после вращения [14].

Исследование противоукачивающих свойств ЭМОП-АГ у крыс показало наличие вестибулопротекторной активности в дозе 30 мг/кг. По выраженности противоукачивающего действия ЭМОП-АГ превосходил эталонный вестибулопротектор скополамин в 1,3 раза (р<0,05). Эталонный антигипоксант амтизол был неэффективен (табл.14).

Пример 7. Способность 2-этил-6-метил-3-оксипиридиния N-ацетил-L-глутамината (ЭМОП-АГ) улучшать когнитивные функции (табл.15-17)

Исследования выполнены на белых нелинейных крысах-самцах массой 250-270 г.

В I серии опытов исследовали влияние ЭМОП-АГ на обучение условному рефлексу пассивного избегания (УРПИ) крыс-недоучек с использованием сертифицированной установки "Lafayette Instrument Co" (США). Описание установки и методики обучения УРПИ приведено выше (см. пример 5). Следует подчеркнуть, что для получения крыс-недоучек сила обучающего тока составляла не 0,45 мА (это обычно требуется для получения хорошей степени обученности), а только 0,3 мА, т.е. обучение было нежестким.

Исследуемые вещества вводили крысам однократно в/б в объеме 0,2 мл на 100 г массы за 40 минут до обучения. ЭМОП-АГ вводили в дозах 20 и 30 мг/кг, а препарат сравнения мексидол - в дозах 100 и 200 мг/кг.

Установлено, что когда крысу впервые помещали на ярко освещенную платформу хвостом к открытой гильотинной двери, ведущей в темную камеру, она вследствие норкового рефлекса с коротким латентным периодом (ЛП) переходила в темный отсек. ЛП выполнения норкового рефлекса в различных контрольных группах колебался от 10 до 18 с. ЭМОП-АГ и мексидол не изменяли ЛП выполнения навыка захода в темную камеру. После этого осуществляли обучение УРПИ, для чего крыса получала в темной камере меньшее (0,3 мА), чем обычно (0,45 мА), болевое раздражение, чтобы получились крысы-недоучки. Контрольные животные-недоучки (контроль 2) при воспроизведении обученного через 24 ч после обучения плохо помнили о раздражении, полученном в темной камере, и заходили туда с гораздо меньшим ЛП (в 2,4 раза, р<0,05), чем хорошо обученные крысы (контроль 1) (табл.15).

ЭМОП-АГ достоверно (р<0,05) увеличивал ЛП воспроизведения УРПИ крысами-недоучками: в дозе 20 мг/кг - в 1,8 раза, а в дозе 30 мг/кг - в 2,2 раза по сравнению с контролем 2 крыс-недоучек (табл.15). Под влиянием ЭМОП-АГ также значительно увеличивалось количество животных, совсем не зашедших в темный отсек камеры: в дозе 20 мг/кг в темную камеру не зашло 30% крыс, в дозе 30 мг/кг - 60% (р<0,05) (табл.15).

Следовательно, ЭМОП-АГ улучшает процесс обучения УРПИ у крыс-недоучек, что выражается в значительном увеличении количества животных, совсем не зашедших в темную камеру, и в достоверном увеличении ЛП захода в темную камеру.

Мексидол в дозах 100 и 200 мг/кг также улучшал обучение крыс-недоучек УРПИ. Он значимо (р<0,05) в дозе 100 мг/кг увеличивал ЛП воспроизведения рефлекса в 2,2 раза, в дозе 200 мг/кг - в 2,4 раза, а также в последней дозе и число крыс (70%), совсем не зашедших в темную камеру (табл.15).

Таким образом, ЭМОП-АГ в дозах 20 и 30 мг/кг обладает способностью улучшать обучение крыс-недоучек и по выраженности это действие ЭМОП-АГ соответствует таковому мексидола в дозах 100 и 200 мг/кг.

Во II серии опытов исследовали влияние ЭМОП-АГ на нарушение когнитивных функций в результате геморрагического инсульта (ГИ). Для оценки нарушений когнитивных функций после операции использовали обучение УРПИ у крыс в установке "Lafayette Instrument Co" (США) так, как описано выше. Описание методики воспроизведения ГИ у крыс приведено выше - см. пример 4. Сила обучающего тока составляла 0,45 мА. Воспроизведение УРПИ осуществляли через 24 ч после обучения, а также через 3, 7 и 14 сут после операции. Испытанные вещества вводили так же, как в примере 4.

Установлено, что интактные и ложнооперированные крысы при помещении их на освещенную платформу быстро (с коротким ЛП) переходили в темную камеру, т.е. осуществляли норковый рефлекс. ГИ не нарушал выполнение природного норкового рефлекса: у контрольных крыс с ГИ было только несколько повышен ЛП выполнения норкового рефлекса. ЭМОП-АГ и мексидол также не изменяли выполнение норкового рефлекса, и ЛП его выполнения не отличался от показателей интактных и ложнооперированных животных.

Среди интактных и ложнооперированных крыс при воспроизведении УРПИ через 24 ч после обучения 70-80% животных помнили об ударе током и не заходили в опасную темную камеру.

У крыс с ГИ (контроль) через 24 ч, 3, 7 и 14 сут после операции память существенно нарушалась. У этих животных при оценке сохранности памятного следа резко уменьшалось количество крыс, помнящих обученное: через 1, 3, 7 и 14 сут только 17-25% животных совсем не зашли в темную камеру, т.е. помнили об ударе током, а у 75-83% крыс память была нарушена и поэтому они заходили в опасную темную камеру. У заходящих в темный отсек крыс достоверно (р<0,05) уменьшался ЛП воспроизведения УРПИ (табл.16-17).

ЭМОП-АГ (курсовое введение) восстанавливал нарушенную ГИ память. ЭМОП-АГ через на 1 и 3 сут после операции увеличивал ЛП выполнения УРПИ в 1,6 раза, но недостоверно (р>0,05). Через 7 и 14 сут отмечалось значимое (р<0,05) улучшение когнитивных функций, что характеризовалось существенным увеличением (в 2,6 и 3,3 раза соответственно) ЛП воспроизведения УРПИ (табл.16) и числа животных (в 3,9 раза), совсем не зашедших в опасную темную камеру (табл.17). Следовательно, действие ЭМОП-АГ на нарушенную ГИ память зависело от времени, прошедшего после операции, и от курса введения вещества. Наибольший эффект ЭМОП-АГ выявлялся после его курсового применения через 7 и 14 сут после операции.

Мексидол (курсовое введение) значимо (р<0,05) восстанавливал нарушенные ГИ когнитивные функции только через 14 сут после операции и не оказывал достоверного влияния на память через 1-7 сут (табл.16-17).

Таким образом, ЭМОП-АГ (курсовое введение) восстанавливает нарушенные ГИ когнитивные функции в тесте УРПИ через 7 и 14 сут после операции. По всем показателям оценки когнитивных функций ЭМОП-АГ превосходит мексидол. При этом ЭМОП-АГ имеет гораздо большую активность (по крайней мере в 7,5 раз выше), поскольку он вызывает эффект в дозе в 7,5 раз меньше дозы мексидола. Следовательно, ЭМОП-АГ превосходит мексидол как по способности восстанавливать нарушенные ГИ когнитивные функции, так и по активности.

Пример 8. Электрофизиологическое исследование действия 2-этил-6-метил-3-оксипиридиния N-ацетил-L-глутамината (ЭМОП-АГ) на переживающих срезах гиппокампа крыс

В настоящее время в качестве объекта нейрофармакологических исследований in vitro для расшифровки механизма действия веществ, влияющих на центральную нервную систему, часто используют переживающие поперечные срезы гиппокампа [центральная структура лимбической системы, участвующая в процессах памяти и обучения и др.], сохраняющие нормально функционирующие внутренние системы связей, на которые в эксперименте можно локально воздействовать различным образом [8, 9, 20].

Для расшифровки действия ЭМОП-АГ в сравнении с мексидолом проводили электрофизиологические исследования на переживающих поперечных срезах гиппокампа 27 крыс-самцов линии Вистар массой 150-200 г [8]. Суммарную электрическую активность регистрировали в пирамидном слое поля СА1 с помощью одноканальных стеклянных микроэлектродов, заполненных 0,15 М раствором NaCl. Орто- и антидромную электрическую стимуляцию осуществляли посредством платиновых биполярных электродов (прямоугольные импульсы длительностью 0,1 мс, амплитудой 3-8 В, одиночные или парные), которые помещали в области колатералей Шаффера и альвеуса соответственно. Регистрировали одиночные или парные орто- и антидромные популяционные ответы.

ЭМОП-АГ в концентрации 4 мМ (n=8) подавлял первый ортодромный популяционный ответ на 80±5% (мексидол в той же концентрации - на 61±4%, n=7), второй - 74±5% (мексидол - на 57±4%). Следовательно, ЭМОП-АГ оказывает более выраженное угнетающее действие, чем мексидол (в 1,3 раза, р<0,05). После отмывания веществ (до 1 ч) ортодромные популяционные ответы полностью восстанавливались.

Значит ЭМОП-АГ, как и мексидол, способен влиять на синаптическую передачу в системе коллатерали Шаффера - пирамидные нейроны поля СА1 гиппокампа крыс.

На основании данных, представленных выше в примерах 4, 7 и 8, свидетельствующих о наличии у ЭМОП-АГ нейропротекторной активности и способности улучшать когнитивные функции и влиять на синаптическую передачу, можно отнести ЭМОП-АГ к нейротропным средствам.

Итак, в модельной системе многослойных липосом из липопротеинов желтка куриных яиц ЭМОП-АГ по антиоксидантной активности превосходит ближайший аналог заявляемого средства мексидол почти в 2 раза, а также эталонный антигипоксант амтизол в 3 раза.

На разных моделях острой гипоксии у мышей ЭМОП-АГ при однократном введении превосходит и/или не уступает эталонному антигипоксанту амтизолу и мексидолу. ЭМОП-АГ при курсовом применении (по 10 или 20 мг/кг/сут в течение 5 сут) оказывает выраженное противогипоксическое действие при острой гипобарической гипоксии: существенно увеличивает продолжительность жизни и выживаемость мышей, предупреждает возникновение двигательных нарушений и улучшает общее состояние животных. При этом ЭМОП-АГ значительно превосходит мексидол по противогипоксической активности, давая эффект в значительно (в 25 раз) меньших дозах: одинаковое по выраженности противогипоксическое действие достигается при курсовом введении ЭМОП-АГ в дозе 10 мг/кг/сут, а мексидола - в дозе 250 мг/кг/сут.

На модели ишемического инсульта у крыс ЭМОП-АГ (по 10 или 30 мг/кг/сут в течение 7 сут) оказывает выраженное нейропротекторное действие, превосходя по выраженности действия в отношении неврологического дефицита эталонный антигипоксант амтизол (10 и 30 мг/кг/сут), а также другие препараты сравнения (мексидол и семакс). У крыс с геморрагическим инсультом ЭМОП-АГ (по 20 мг/кг/сут в течение 14 сут) вызывает значительное уменьшение неврологического дефицита, улучшает координацию движений и уменьшает гибель животных. Мексидол при аналогичном курсовом применении также уменьшает неврологический дефицит и летальность крыс, но в значительно более высокой дозе - 150 мг/кг/сут. Значит на модели геморрагического инсульта ЭМОП-АГ значительно превосходит мексидол по нейропротекторной активности (по крайней мере в 7,5 раз).

У крыс в тесте скополаминовой амнезии ЭМОП-АГ в дозах 20 и 30 мг/кг оказывает сходное антиамнестическое действие с мексидолом в дозах 100 и 200 мг/кг, при этом ЭМОП-АГ по крайней мере в 3 раза превосходит мексидол по активности. На различных моделях амнезии у мышей ЭМОП-АГ при однократном введении превосходит и/или не уступает мексидолу и другим препаратам сравнения (пирацетам, оксирацетам, амтизол).

У крыс по выраженности противоукачивающего действия ЭМОП-АГ превосходит эталонный вестибулопротектор скополамин.

ЭМОП-АГ в дозах 20 и 30 мг/кг улучшает обучение крыс-недоучек и по выраженности это действие ЭМОП-АГ соответствует таковому мексидола в дозах 100 и 200 мг/кг. ЭМОП-АГ (курсовое введение) восстанавливает нарушенные геморрагическим инсультом когнитивные функции в тесте УРПИ через 7 и 14 сут после операции. По всем показателям оценки когнитивных функций ЭМОП-АГ превосходит мексидол, при этом ЭМОП-АГ имеет гораздо большую активность (по крайней мере в 7,5 раз выше). Следовательно, ЭМОП-АГ превосходит мексидол как по способности восстанавливать нарушенные геморрагическим инсультом когнитивные функции, так и по активности.

На переживающих срезах гиппокампа крыс ЭМОП-АГ, как и мексидол, способен влиять на синаптическую передачу в системе коллатерали Шаффера - пирамидные нейроны поля СА1; при этом ЭМОП-АГ оказывает более выраженное действие, чем мексидол.

Таким образом, на разных моделях ЭМОП-АГ превосходит и/или не уступает ближайшему аналогу заявляемого средства мексидолу, а также другим препаратам сравнения. При этом у животных в зависимости от теста ЭМОП-АГ может превосходить мексидол по активности в 3-25 раз.

Литература

1. Буреш Я., Бурешова О., Хьюстон П.Д. Методики и основные эксперименты по изучению мозга и поведения: пер. с англ./Под. ред. Батуева А.С. - М.: Высш. шк., 1991. - 399 с.

2. Владимиров Ю.А., Шерстнев М.П., Азимбаев Т.К. Оценка антиокислительной и антирадикальной активностей веществ и биологических объектов с помощью железоинициированной хемилюминесценции // Биофизика. - 1992. - Т.37, вып.6. - С.1041-1047.

3. Воронина Т.А. Отечественный препарат нового поколения мексидол: основные эффекты, механизм действия, применение. - М., 2004. - 21 с.

4. Гусев Е.И., Скворцова В.И. Ишемия головного мозга. - М.: Медицина, 2001.

5. Инсульт: диагностика, лечение, профилактика/Под редакцией З.И.Суслиной, М.А.Пирадова. - М.: «МЕДпресс-информ», 2008. 288 с.

6. Машковский М.Д. Лекарственные средства. 15-е изд. - М.: «Новая Волна», 2008. 1206 с.

7. Методические рекомендации по экспериментальному изучению препаратов, предлагаемых для клинического изучения в качестве антигипоксических средств/Под редакцией Л.Д.Лукьяновой. - М., 1990. - 18 с.

8. Мотин В.Г., Яснецов В.В., Ковалев С.М., Крылова И.Н. Влияние ноотропов на электрическую активность в поле СА1 гиппокампа крыс // Бюл. экспер. биол. и мед. - 2000. - Т. 130, № 9. - С.252-254.

9. Петров В.И., Пиотровский Л.Б., Григорьев И.А. Возбуждающие аминокислоты (нейрохимия, фармакология и терапевтический потенциал ВАКергических средств). - Волгоград, 1997. - 167 с.

10. Руководство по экспериментальному (доклиническому) изучению новых фармакологических веществ/Под редакцией Р.У.Хабриева. - М.: Минздрав РФ, 2005.

11. Скворцова В.И. Ишемический инсульт: патогенез ишемии, терапевтические подходы // Невролог, журн. - 2001. - Т.6, № 3. - С.4-9.

12. Суслина З.А., Смирнова И.Н., Танашян М.М. и др. Клиническая эффективность мексидола и влияние его на реологические свойства крови и гемоперфузию головного мозга при хронических формах цереброваскулярных заболеваний. - М., 2002. - 19 с.

13. Федин А.И., Румянцева С.А., Миронова О.П., Евсеев В.П. Применение антиоксиданта мексидола у больных с острыми нарушениями мозгового кровообращения. Методические рекомендации. - М., 2002. - 16 с.

14. Яснецов В.В., Киселева Н.М. О вестибулопротекторной активности специфического антагониста N-метил-L-аспартата (NMDA) // Авиакосм, и экол. мед. - 1994. - Т.28, № 5. - С.66-67.

15. Crampton G.H., Lucot J.B. A stimulator for laboratory studies of motion sickness in cats // Aviat. Space Environ. Med. - 1985. - Vol.56, No 5. - P.462-465.

16. Cumin R., Bandle E.F., Gamzu E., Haefely W.E. Effect of the novel compound antiracetam (Ro 13-5057) upon impared learning and memory in rodents // Psychopharmacol. - 1982. - Vol.78. - P.104-111.

17. Jackowski A., Crockard A., Burnstock G. et al. The time course of intracranial pathophysiological changes following experimental subarachnoid haemorrage in the rat // J Cereb Blood Flow Metab. - 1990. - Vol.10 - P.835-849.

18. McGraw C.P., Pashayan A.G., Wendel O.T. Cerebral infarction in the Mongolian gerbil exacerbated by phenoxybenzaminetreatment // Stroke. - 1976 - Vol.7, No 5. - P.485-488.

19. Mondadori C., Bhatnagar A., Borkovski J., Häusler A. Involvement of a steroidal component in the mechanism of action of piracetam-like nootropics // Brain Res. - 1990. - Vol.506 - P.101-108.

20. Sobrado M., Roda J.M., Lopez M.G. et al. Galantamine and memantine produce different degrees of neuroprotection in rat hippocampal slices subjected to oxygen-glucose deprivation //Neurosci Lett. - 2004. - Vol.365, No 2. - P.132-136.

Таблица 1.
Антиоксидантная активность (АОА) 2-этил-6-метил-3-оксипиридиния N-ацетил-L-глутамината (ЭМОП-АГ) и препаратов сравнения в модельной системе многослойных липосом из липопротеинов желтка куриных яиц
Вещество АОА, М-1·10 3
ЭМОП-АГ6,5
Мексидол 3,3
Амтизол2,1

Таблица 2.
Влияние 2-этил-6-метил-3-оксипиридиния N-ацетил-L-глутамината (ЭМОП-АГ) и препаратов сравнения на продолжительность жизни мышей в гермокамере (М±m)
Вещество (доза, мг/кг) Число мышейПродолжительность жизни, минуты
0,9% раствор NaCl (контроль) 1228,7±1,1
ЭМОП-АГ (10) 1235,8±2,9*
ЭМОП-АГ (30) 1237,3±3,0**
Препараты сравнения
0,9% раствор NaCl (контроль) 1628,1±1,0
Мексидол (50)10 30,2±1,7
Мексидол (100)16 35,6±3,1*
нейротропное средство, обладающее антиоксидантной, противогипоксической,   нейропротекторной, антиамнестической и противоукачивающей активностью   и способностью улучшать когнитивные функции, патент № 2394816
0,9% раствор NaCl (контроль) 1229,4±1,1
Амтизол (10)12 32,3±1,9
Амтизол (30)12 37,5±3,2*
Примечание. Различия статистически значимы по сравнению с контролем (критерий Стьюдента): * - р<0,05, ** - р<0,02.

Таблица 3.
Влияние 2-этил-6-метил-3-оксипиридиния N-ацетил-L-глутамината (ЭМОП-АГ) и препаратов сравнения на продолжительность жизни и выживаемость мышей при острой гипобарической гипоксии (M±m)
Вещество (доза, мг/кг)Число мышей Продолжительность жизни, минутыКоличество выживших мышей (%)
0,9% раствор NaCl (контроль) 122,9±0,4 0 (0)
ЭМОП-АГ (10)12 5,5±0,6* 0 (0)
ЭМОП-АГ (30)12 6,4±0,8*** 2 (17)
Препараты сравнения
0,9% раствор NaCl (контроль) 122,6±0,3 0 (0)
Мексидол (50)12 3,4±0,5 0 (0)
Мексидол (100)12 4,0±0,6*0 (0)
нейротропное средство, обладающее антиоксидантной, противогипоксической,   нейропротекторной, антиамнестической и противоукачивающей активностью   и способностью улучшать когнитивные функции, патент № 2394816
0,9% раствор NaCl (контроль) 123,1±0,4 0 (0)
Амтизол (10)12 4,0+0,4* 0 (0)
Амтизол (30)12 6,3±0,7*** 1 (8)
Примечание. Различия статистически значимы по сравнению с контролем (критерий Стьюдента): * - р<0,05, *** - р<0,001.

Таблица 4.
Влияние 2-этил-6-метил-3-оксипиридиния N-ацетил-L-глутамината (ЭМОП-АГ) и препаратов сравнения на продолжительность жизни мышей при острой гемической гипоксии (M±m)
Вещество (доза, мг/кг) Число мышейПродолжительность жизни, минуты
0,9% раствор NaCl (контроль) 1421,2±1,2
ЭМОП-АГ (10) 14 26,711,5*
ЭМОП-АГ (30)14 27,4+2,0*
Препараты сравнения
0,9% раствор NaCl (контроль) 1220,9±1,3
Мексидол (50) 12 21,8±1,4
Мексидол (100)12 22,2±1,3
нейротропное средство, обладающее антиоксидантной, противогипоксической,   нейропротекторной, антиамнестической и противоукачивающей активностью   и способностью улучшать когнитивные функции, патент № 2394816
0,9% раствор NaCl (контроль) 1421,7±1,2
Амтизол (10) 14 22,3±1,1
Амтизол (30)14 27,3±1,9*
Примечание. Различия статистически значимы по сравнению с контролем (критерий Стьюдента): * - р<0,05.

Таблица 5.
Влияние 2-этил-6-метил-3-оксипиридиния N-ацетил-L-глутамината (ЭМОП-АГ) и препаратов сравнения на продолжительность жизни мышей при острой гистотоксической гипоксии (M±m)
Вещество (доза, мг/кг) Число мышей Продолжительность жизни, минуты
0,9% раствор NaCl (контроль) 1415,9±0,5
ЭМОП-АГ (10) 14 19,8±0,6**
ЭМОП-АГ (30)14 21,1±1,3***
Препараты сравнения
0,9% раствор NaCl (контроль) 1216,2±0,б
Мексидол (50) 12 16,6±0,7
Мексидол(ЮО)12 17,0±0,7
нейротропное средство, обладающее антиоксидантной, противогипоксической,   нейропротекторной, антиамнестической и противоукачивающей активностью   и способностью улучшать когнитивные функции, патент № 2394816
0,9% раствор NaCl (контроль) 1415,6±0,5
Амтизол (10) 14 17,2±0,6
Амтизол (30)14 21,011,2***
Примечание. Различия статистически значимы по сравнению с контролем (критерий Стьюдента): * - р<0,05, ** - р<0,02, *** - р<0,01.

Таблица 6.
Влияние 2-этил-6-метил-3-оксипиридиния N-ацетил-L-глутамината (ЭМОП-АГ) и препарата сравнения мексидола при курсовом введении (в течение 5 суток) на продолжительность жизни и выживаемость мышей в условиях острой гипобарической гипоксии
Вещество (доза, мг/кг/сут) Число мышей Продолжительность жизни, минуты Количество выживших мышей через 10 минут (%)
0,9% раствор NaCl (контроль) 121,7±0,3 0 (0)
ЭМОП-АГ (5)12 2,1±0,4 4 (33)
0,9% раствор NaCl (контроль) 121,8±0,3 0 (0)
ЭМОП-АГ (10)12 2,9±0,4* 6 (50)*
0,9% раствор NaCl (контроль) 122,0±0,5 0 (0)
ЭМОП-АГ (20)12 4,6±0,7* 8 (67)*
0,9% раствор NaCl (контроль) 121,9±0,4 0 (0)
Мексидол (150)12 2,3±0,9 3 (25)
0,9% раствор NaCl (контроль) 121,7±0,3 0/12
Мексидол (250)12 2,8±0,4* 6 (50)*
Примечание. Значимость различий по сравнению с контролем (критерий Стьюдента, точный метод Фишера): * - р<0,05.

нейротропное средство, обладающее антиоксидантной, противогипоксической,   нейропротекторной, антиамнестической и противоукачивающей активностью   и способностью улучшать когнитивные функции, патент № 2394816

Таблица 8.
Влияние 2-этил-6-метил-3-оксипиридиния N-ацетил-L-глутамината (ЭМОП-АГ) и препарата сравнения мексидола на координацию движений у крыс с геморрагическим инсультом (ГИ) в разные сроки наблюдения в тесте вращающегося стержня
Группа животных Количество крыс, не удержавшихся на вращающемся стержне (3 об/мин) в течение 2-х минут
Срок после операции, сутки
2-е3-й 7-е14-е
Интактные (без операции) /n=10/0 (0) 0 (0) 0 (0)0 (0)
Ложнооперированные/n=10/ 1 (10) 1 (10)1 (10) 1 (10)
ГИ+0,9% раствор NaCl (контроль) /n=20/ 9 (64)° /n=14/ 7 (58)° /n=12/ 5 (50) /n=10/2 (33) /n=6/
ГИ+ЭМОП-АГ (20 мг/кг/сут) /n=10/ 3 (38) /n=8/1 (12) */n=8/0 (0)* /n=8/ 0 (0) /n=7/
ГИ+мексидол (150 мг/кг/сут) /n=10/ 4 (44) /n=9/3 (38) /n=8/1 (12) /n=8/ 0 (0) /n=7/
Примечание. В скобках указаны проценты. Различия статистически значимы пс сравнению с ложнооперированными животными и контролем соответственно (точный метод Фишера): ° или * - рнейротропное средство, обладающее антиоксидантной, противогипоксической,   нейропротекторной, антиамнестической и противоукачивающей активностью   и способностью улучшать когнитивные функции, патент № 2394816 0,05.

Таблица 9.
Влияние 2-этил-6-метил-3-оксипиридиния N-ацетил-L глутамината (ЭМОП-АГ) и препаратов сравнения на амнезию у мышей, вызванную электросудорожным шоком (ЭСШ)
Условия опытов и вещество (доза, мг/кг) Общее число мышей Число мышей, обучившихся УРПИ (%) Число мышей с амнезией УРПИ через 24 часа после амнезирующего воздействия (%)
0,9% раствор NaCl + псевдоЭСШ (контроль 1) 3027 (90) 5 (19)
0,9% раствор NaCl+ЭСШ

(контроль 2)
3028 (93) 23 (82)°°°
ЭМОП-АГ (10)+ЭСШ 1413 (93) 6 (46)*
ЭМОП-АГ (30)+ЭСШ 2422 (92) 4 (18)***
Мексидол (30)+ЭСШ 1211 (92) 5 (45)*
Мексидол(100)+ЭСШ 2120 (95) 4 (20)***
Пирацетам (800)+ЭСШ 1110 (91) 2 (20)*
Амтизол (30)+ЭСШ 1211 (92) 8 (73)
Примечание. Здесь и в табл.10, 11 различия статистически значимы по сравнению с контролем 1 и контролем 2 соответственно (точный метод Фишера): ° или * - р<0,05 °°° или ** - р<0,01, °°° или *** - р<0,001.

Таблица 10.
Влияние 2-этил-6-метил-3-оксипиридиния N-ацетил-L глутамината (ЭМОП-АГ) и препаратов сравнения на амнезию у мышей, вызванную скополамином
Условия опытов и вещество (доза, мг/кг) Общее число мышей Число мышей, обучившихся УРПИ (%) Число мышей с амнезией УРПИ через 24 часа после амнезирующего воздействия (%)
0,9% раствор NaCl+0,9% раствор NaCl (контроль 1) 3129 (94) 5(17)
0,9% раствор NaCl+скополамин

(контроль 2)
3229 (91) 21 (72)°°°
ЭМОП-АГ (30) + скополамин 2423 (96) 4 (17)***
Мексидол (100) + скополамин 2119 (90) 3 (16)***
Пирацетам (800) + скополамин 1312 (92) 2 (17)*
Амтизол (30) + скополамин 1110 (91) 6 (60)

Таблица 11.
Влияние 2-этил-6-метил-3-оксипиридиния N-ацетил-L-глутамината (ЭМОП-АГ) и препаратов сравнения на амнезию у мышей, вызванную острой нормобарической гипоксической гипоксией с гиперкапнией
Условия опытов и вещество (доза, мг/кг) Общее число мышей Число мышей, обучившихся УРПИ (%) Число мышей с амнезией УРПИ через 24 часа после амнезирующего воздействия (%)
0,9% раствор NaCl + ложная гипоксия (контроль 1) 3028 (93) 5 (18)
0,9% раствор NaCl + гипоксия (контроль 2) 3330(91) 19 (63)°°°
ЭМОП-АГ (10) + гипоксия 1413 (93) 4 (31)*
ЭМОП-АГ (30) + гипоксия 2019 (95) 3 (16)**
Мексидол (100) + гипоксия 1716 (94) 3 (19) **
Оксирацетам (100) + гипоксия 1312 (92) 2 (17) *
Амтизол (10) + гипоксия 1110 (91) 6 (60)
Амтизол (30) + гипоксия 1513 (87) 4 (31)*

Таблица 12.
Влияние 2-этил-6-метил-3-оксипиридиния N-ацетил-L-глутамината (ЭМОП-АГ) и препаратов сравнения на амнестический эффект, вызванный плаванием мышей в холодной воде с одновременным вращением колеса до изнеможения (ПМХВ)
Условия опытов и вещество (доза, мг/кг) Общее число мышей Число мышей, обучившихся УРПИ (%) Число мышей с амнезией УРПИ через 24 часа после ПМХВ (%)
0,9% раствор NaCl + ложное ПМХВ (контроль 1) 5248 (92) 8(17)
0,9% раствор NaCl + ПМХВ (контроль 2) 5552 (94) 32 (62)°°°
ЭМОП-АГ (10) + ПМХВ 2220 (91) 8 (40)*
ЭМОП-АГ (30) + ПМХВ 2120 (95) 3 (15)***
Пирацетам (200) + ПМХВ 1918 (95) 10 (55)°
Пирацетам (800) + ПМХВ 2018 (90) 3 (17)***
Амтизол (30) + ПМХВ 1110 (91) 5 (50)
Мексидол (30) + ПМХВ 2018 (90) 6 (30)*
Мексидол (100) + ПМХВ 2019 (95) 3 (16)***
Примечание. Различия статистически значимы по сравнению с контролем 1 и контролем 2 соответственно (точный метод Фишера):° или * - р<0,05,°° или ** - р<0,01, °°° или *** - р<0,001.

Таблица 13.
Антиамнестическое действие 2-этил-6-метил-3-оксипиридиния N-ацетил-L-глутамината (ЭМОП-АГ) в тесте скополаминовой амнезии УРПИ (условного рефлекса пассивного избегания) у крыс
Условия опытов и вещество (доза, мг/кг) Общее число крыс Латентный период до обучения (норковый рефлекс), с (М±m) Латентный период воспроизведения УРПИ после обучения, с (М±m) Число крыс, не зашедших в темную камеру (%)
0,9% раствор NaCl+0,9% раствор NaCl

(контроль 1)
20 15±1177±13 17 (85)
0,9% раствор NaCl + скополамин (1)

(контроль 2)
2015±1 67±12$$$ 4 (20)°°°
ЭМОП-АГ (10) + скополамин (1) 1015±2 78±21$$ 4 (40)°
ЭМОП-АГ (20) + скополамин (1) 1015±2 112±12#$ 6 (60)*
ЭМОП-АГ (30) + скополамин (1)10 14±1133±14 ##7 (70)*
Мексидол (50) + скополамин (1) 1012±4 91±28$ 3 (30)°
Мексидол (100) + скополамин (1) 1016±3 139±15## 7 (70)*
Мексидол (200) + скополамин (1)10 17±3 145±17## 8 (80)**
Примечание. Различия статистически значимы по сравнению с контролем 1 и контролем 2 соответственно (критерий Стьюдента): $ или # - р<0,05, $$ или ## - р<0,01, $$$ или ### - р<0,001; значимость различий по сравнению с контролем 1 и контролем 2 соответственно (точный метод Фишера):° или * - р<0,05, °° или ** - р<0,01, °°° или*** - p<0,001.

Таблица 14.
Сравнительное противоукачивающее действие 2-этил-6-метил-3-оксипиридиния N-ацетил-L-глутамината (ЭМОП-АГ), мексидола, амтизола и скополамина (эталонный вестибулопротектор), которое оценивали по потреблению пищи крысами (М±m)
Вещество (доза, мг/кг) Число крысПотребление пищи (в % по отношению к фону) после вращения
Контроль (0,9% раствор NaCl) 1054±5
Скополамин (0,1)7 75±6*
Мексидол (100)7 90±6*
ЭМОП-АГ (30) 8 95±7*°
Амтизол (30)7 62±5
Примечание. Потребление пищи до вращения (фон) принято за 100%; *, ° - р<0,05 - достоверность изменений по сравнению с контролем и группой животных, получавших скополамин, соответственно (критерий Стьюдента).

Таблица 15.
Влияние 2-этил-6-метил-3-оксипиридиния N-ацетил-L-глутамината (ЭМОП-АГ) и препарата сравнения мексидола на обучение условному рефлексу пассивного избегания (УРПИ) крыс-недоучек
Условия опытов и вещество (доза, мг/кг)Общее число крысЛатентный период воспроизведения УРПИ через 24 часа после обучения, с (М±m) Число крыс, не зашедших в темную камеру (%)
0,9% раствор NaCl + обучение при силе тока 0,45 мА (контроль 1)20 177±1317 (85)
0,9% раствор NaCl + обучение при силе тока 0,3 мА (крысы-недоучки - контроль 2)10 73±15° 1 (10)°
ЭМОП-АГ (20 мг/кг) + обучение при силе тока 0,3 мА 10129±18* 3 (30)
ЭМОП-АГ (30 мг/кг) + обучение при силе тока 0,3 мА 10159±17* 6 (60)*
Мексидол (100 мг/кг) + обучение при силе тока 0,3 мА 101б3±21* 4 (40)
Мексидол (200 мг/кг) + обучение при силе тока 0,3 мА 10174±18* 7 (70)*
Примечание. Значимость различий по сравнению с контролем 1 и контролем 2 соответственно (критерий Стьюдента, точный метод Фишера):° или * - р<0,05.

Таблица 16.
Улучшение нарушенной геморрагическим инсультом (ГИ) памяти (по показателю латентного периода воспроизведения условного рефлекса пассивного избегания /УРПИ/) при курсовом применении 2-этил-6-метил-3-оксипиридиния N-ацетил-L-глутамината (ЭМОП-АГ) и препарата сравнения мексидола через разное время наблюдения у крыс
Группа животных Латентный период воспроизведения УРПИ после обучения через разное время наблюдения, с (М±т)
1 сутки3 суток 7 суток 14 суток
Ложнооперированые /n=10/ 139±15125±16 119±13 107±12
ГИ+0,9% раствор NaCl (контроль) /п=20/ 35±7° 32±6° 28±5° 30±6°
ГИ+ЭМОП-АГ (20 мг/кг/сут) /n=20/ 55±1051±11 74±16* 98±16*
ГИ+мексидол (150 мг/кг/сут) /n=20/ 52±955±11 63±19 89±16*
Примечание. Значимость различий по сравнению с ложнооперироваными животными и контролем соответственно (критерий Стьюдента):° или * - р<0,05.

Таблица 17.
Улучшение нарушенной геморрагическим инсультом (ГИ) памяти у крыс (по показателю количества крыс, помнящих обученное и не заходящих в опасную темную камеру) при курсовом применении 2-этил-6-метил 3-оксипиридиния N-ацетил-L-глутамината (ЭМОП-АГ) и препарата сравнения мексидола через разное время наблюдения
Группа животных Количество крыс, помнящих обучение и не заходящих в опасную темную камеру (%)
1 сутки3 суток 7 суток 14 суток
Ложнооперированые /n=10/ 7 (70)7 (70) 6 (60) 6 (60)
ГИ + 0,9% раствор NaCl (контроль)

/n=20/
3 (21)° /n=14/ 3 (25)° /n=12/ 2 (20) /n=10/1 (17) /n=6/
ГИ+ЭМОП-АГ (20 мг/кг/сут)

/n=20/
6 (35)/n=17/7 (44) /n=16/9 (56)/n=16/ 10 (67)* /n=15/
ГИ+мексидол (150 мг/кг/сут)

/n=20/
6 (33) /n=18/6 (38) /n-16/8 (50) /n=16/9 (60)/n=15/
Примечание. Значимость различий по сравнению с ложнооперированымн животными и контролем соответственно (точный метод Фишера): ° или * - рнейротропное средство, обладающее антиоксидантной, противогипоксической,   нейропротекторной, антиамнестической и противоукачивающей активностью   и способностью улучшать когнитивные функции, патент № 2394816 0,05.

ФОРМУЛА ИЗОБРЕТЕНИЯ

Применение химического соединения 2-этил-6-метил-3-оксипиридиния N-ацетил-L-глутамината в качестве нейротропного средства с антиоксидантной, противогипоксической, нейропротекторной, антиамнестической, противоукачивающей активностью и способностью улучшать когнитивные функции.


Скачать патент РФ Официальная публикация
патента РФ № 2394816

patent-2394816.pdf
Патентный поиск по классам МПК-8:

Класс C07D213/65 в положении 3 или 5

Патенты РФ в классе C07D213/65:
новый агонист бета рецептора тиреоидного гормона -  патент 2527948 (10.09.2014)
стабильная жидкая фармацевтическая композиция комплекса 3-(2,2,2-триметилгидразиний) пропионат-2-этил-6-метил-3-гидроксипиридина дисукцината, обладающая антигипоксическим, антиоксидантным и адаптогенным действием -  патент 2527347 (27.08.2014)
комплекс 3-(2,2,2-триметилгидразиний) пропионат-2-этил-6-метил-3-гидроксипиридина дисукцинат, обладающий антигипоксическим и адаптогенным действием, и способ его получения -  патент 2485953 (27.06.2013)
соль 2-этил-6-метил-3-гидроксипиридина с никотиновой кислотой, обладающая гипогликемической, гиполипидемической и нейропротекторной активностью, и способ ее получения -  патент 2454406 (27.06.2012)
стабильная кристаллическая форма 2-этил-6-метил-3-оксипиридина сукцината и способ ее получения -  патент 2453538 (20.06.2012)
ацетилсалицилат 2-этил-6-метил-3-гидроксипиридина, обладающий противогипоксическим действием и способ его получения -  патент 2442774 (20.02.2012)
пиридильное неароматическое азотсодержащее гетероцикло-1-карбоксилатное производное -  патент 2408581 (10.01.2011)
пиридильное неароматическое азотсодержащее гетероцикло-1-карбоксилатное производное -  патент 2408580 (10.01.2011)
ацетамидные соединения в качестве фунгицидов -  патент 2396268 (10.08.2010)
способ получения 2-этил-6-метил-3-гидроксипиридина -  патент 2395498 (27.07.2010)

Класс A61K31/44  не конденсированные пиридины; их гидрированные производные их

Патенты РФ в классе A61K31/44:
глазные капли на основе композиции фармацевтически приемлемой аддитивной соли кислоты и метилэтилпиридинола, содержащие композицию витаминов группы в -  патент 2528912 (20.09.2014)
новый агонист бета рецептора тиреоидного гормона -  патент 2527948 (10.09.2014)
производное бензола или тиофена и его применение в качестве ингибитора vap-1 -  патент 2526256 (20.08.2014)
системное лечение кровососущих паразитов и паразитов-консументов крови посредством перорального введения антипаразитного средства -  патент 2526169 (20.08.2014)
соединения, ингибирующие (блокирующие) горький вкус, способы их применения и получения -  патент 2522456 (10.07.2014)
офтальмологическое фармацевтические композиции для неоангиогенных патологий глаза -  патент 2519739 (20.06.2014)
средство наружной терапии для больных атопическим дерматитом -  патент 2517520 (27.05.2014)
содержащее конденсированную кольцевую структуру производное и его применение в медицине -  патент 2512547 (10.04.2014)
пролекарства нестероидных противовоспалительных средств (nsaia) c очень высокой скоростью проникновения через кожу и мембраны и новые медицинские применения указанных пролекарств -  патент 2509076 (10.03.2014)
конъюгаты гидрокодона с бензойной кислотой, производными бензойной кислоты и гетероарилкарбоновой кислотой, пролекарства, способы их получения и их применение -  патент 2505541 (27.01.2014)

Класс A61P39/06 поглотители свободных радикалов или антиоксиданты

Патенты РФ в классе A61P39/06:
сублингвальная форма 6-метил-2-этил-3-гидроксипиридина и ее применение в качестве средства, обладающего стимулирующей, анорексигенной, антидепрессивной, анксиолитической, противогипоксической, антиамнестической (ноотропной) и антиалкогольной активностью -  патент 2527342 (27.08.2014)
способ лечения злокачественных опухолей головного мозга в послеоперационном периоде -  патент 2524648 (27.07.2014)
фитокомплекс из плодов бергамота, способ производства и применение в качестве пищевой добавки и в области фармакологии -  патент 2523384 (20.07.2014)
способ коррекции окислительного стресса и нарушения no продуцирующей функции эндотелия при сосудистых осложнениях сахарного диабета в эксперименте -  патент 2521279 (27.06.2014)
антиоксидант и способ его получения -  патент 2519760 (20.06.2014)
способ улучшения функциональных результатов низкой резекции прямой кишки -  патент 2519122 (10.06.2014)
новое производное индазола или его соль и промежуточное соединение для их получения, а также антиоксидант с их использованием, и применение производных индазола или его соли -  патент 2518076 (10.06.2014)
способ повышения радиационной устойчивости организма мышей -  патент 2508118 (27.02.2014)
фармацевтический состав для лечения заболеваний, связанных с эндотелиальной дисфункцией -  патент 2504375 (20.01.2014)
2,6-диизоборнилфенолы -  патент 2502719 (27.12.2013)


Наверх